Клиническая взаимосвязь артериальной гипертензии и подагры


Т.Н. Халфина, А.Н. Максудова

ГОУ ВПО “Казанский государственный медицинский университет” Минздравсоцразвития России, Москва
Цель. Охарактеризовать взаимосвязь между артериальной гипертензией (АГ), показателями, характеризующими обмен мочевой кислоты, и тяжестью течения подагры.
Материал и методы. Были обследованы 65 пациентов с подагрой без признаков хронической болезни почек, у 50 из них была выявлена АГ. Определяли стандартный набор биохимических показателей крови и мочи, в т. ч. характеризующих обмен мочевой кислоты.
Результаты. У пациентов с подагрой и АГ в сопоставлении с неимевшими АГ были обнаружены более тяжелые клинические проявления подагры (индекс тяжести подагры 3,6 [2,7; 5] против 2,2 [2; 3]) и более высокая урикемия (555 [472,5; 625,5] против 454 [355;504] мкмоль/л). Наибольшие урикемия и индекс тяжести подагры отмечены у пациентов с АГ III степени.
Заключение. Урикемия и тяжесть подагры нарастают только по мере увеличения тяжести артериальной гипертензии.

Литература


1. Feig D.I., Kang D.H., Johnson R.J. Uric acid and cardiovascular risk. N. Engl. J. Med. 2008; 359(17): 1811–1821.
2. Perlstein T.S., Gumieniak O., Williams G.H. et al. Uric acid and the development of hypertension: The Normative Aging Study. Hypertension. 2006; 48:1031–1036.
3. Кобалава Ж.Д., Толкачева В.В., Караулова Ю.Л. Мочевая кислота – маркер и/или новый фактор риска развития сердечно-сосудистых осложнений? РМЖ 2002; 10: 431–436.
4. Gaffo A.L., Edwards N.L., Saag K.G. Hyperuricemia and cardiovascular disease: how strong is the evidence for a causal link? Arthritis Res Ther 2009; 11(4):240.
5. Логинова Т.К., Шостак Н.А., Хоменко В.В. Эволюция представлений о подагре. Подагра и метаболический синдром. Клин. Геронтология 2005; 4: 22–25.
6. Johnson R.J., Kang D.H., Feig D. et al. Is There a Pathogenetic Role for Uric Acid in Hypertension and Cardiovascular and Renal Disease? Hypertension 2003; 41:1183–1190.
7. Мухин Н.А., Балкаров И.М., Бритов А.Н. и др. Тубулоинтерстициальный нефрит и артериальная гипертензия – клиническое и популяционное значение. Тер. арх. 1997; 6: 5–10.
8. Ильина А.Е., Барскова В.Г., Насонов Е.Л. Подагра, гиперурикемия и кардиоваскулярный риск. Научно-практич. ревматол 2009; 1: 56–62.
9. Cappucio FP, Strazzullo P, Farinaro E, et al. Uric acid metabolism and tubular sodium handling. Results from apopulation-based study. JAMA 1993;270(3): 354–359.
10. Mazzali M., Kanellis J., Han L. et al. Hyperuricemia induces a primary renal arteriolopathy in rats by a blood pressure-independent mechanism. AJP-Renal Physiol 2002; 10: 991–997.
11. Perlstein T.S., Gumieniak O., Hopkins P.N. et al. Uric acid and the state of the intrarenal renin-angiotensin system in humans. Kidney Int. 2004; 66: 1465–1470.
12. Ильиных Е.В. Факторы риска развития кардиоваскулярных заболеваний у больных подагрой. Автореф. дис. канд. мед. наук. М. 2006. 21 c.
13. Якунина И.А. Индекс тяжести подагры: Автореф. дис. канд. мед. наук. М., 2006. 24 c.
14. Мухин Н.А. Гиперурикемия, артериальная гипертензия и хроническая болезнь почек почек: интерпретация взаимосвязи и стратегия действий. Клин. нефр. 2009;4:4–11.
15. Шюк O. Функциональные исследования почек. Прага. Авиценум 1975. 218–219.
16. Кудаева Ф.М., Барскова В.Г., Гордеев А.В. Современные представления о факторах, обуславливающих поражение почек при подагре. Тер. архив 2005; 5: 90–95.
17. Leyvat F., Anker S., Swanf J. W. et al. Serum uric acid as an index of impaired oxidative metabolism in chronic heart failure. Eur. Heart J. 1997;18: 858–865.


Об авторах / Для корреспонденции


Халфина Т.Н. – аспирант кафедры госпитальной терапии ГОУ ВПО “Казанский государственный медицинский университет” Минздравсоцразвития России.
E-mail: tamila_khalfina@mail.ru;
Максудова А.Н. – доцент кафедры госпитальной терапии ГОУ ВПО “Казанский государственный медицинский университет” Минздравсоцразвития России, к.м.н.


Похожие статьи


Бионика Медиа