Биомаркеры поражения почек у больных артериальной гипертензией с гиперурикемией: персонифицированный подход к оценке прогноза


Н.А. Мухин, Л.В. Козловская, В.В. Фомин, Т.Ю. Стахова, М.В. Лебедева, И.М. Балкаров

Кафедра внутренних, профессиональных болезней и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ.
Цель. На основании изучения экскретируемых с мочой биомаркеров тубулоинтерстициального повреждения (МСР-1
и β2-МГ), уровня системных и локально-почечных маркеров эндотелиальной дисфункции (МАУ, ЭТ-1) определить факторы прогрессирования поражения почек у больных АГ с НОМК для оценки прогноза и выбора оптимальной тактики ведения.
Материал и методы. Обследован 81 пациент с АГ 1-й степени без ассоциированных клинических состояний, сахарного диабета, метаболического синдрома. Выделено три группы исследования: группа 1 – с гиперурикозурией
(n = 7) , группа 2 – с гиперурикемией (n = 53), группа 3 – с гиперурикемией и почечной недостаточностью (n = 6). Контрольную группу составили 15 пациентов с АГ без нарушения обмена мочевой кислоты, сопоставимых по возрасту и полу с группами исследования.
Результаты. По сравнению с пациентами контрольной группы у больных АГ с гиперурикемией (группа 2) отмечаются более высокие показатели МАУ (р = 0,009), экскреции с мочой β2-МГ (р = 0,010), МСР-1 (р = 0,030), а также содержания ЭТ-1 в плазме крови (р = 0,003). Обнаружены прямые корреляции между всеми изученными биомаркерами и степенью урикемии (соответственно Rs = 0,411, р < 0,001; Rs = 0,537, р < 0,001; Rs = 0,318, р = 0,004; Rs = 0,453, р < 0,001). При многофакторном анализе изученных клинико-лабораторных показателей (метод множественного линейного регресса) подтверждена роль МСР-1, β2-МГ, МАУ, уровня сывороточного креатинина как независимых предикторов снижения относительной плотности мочи – клинического признака тубулоинтерстициального повреждения/фиброза; более широкого спектра показателей – МАУ, толщины межжелудочковой перегородки, скорости клубочковой фильтрации, относительной плотности мочи, систолического артериального давления, МСР-1, липо-
протеидов низкой плотности – как факторов риска прогрессирования почечной недостаточности.
Заключение. Выявленные взаимосвязи мочевых биомаркеров МАУ, β2-МГ, МСР-1 и плазменной концентрации ЭТ-1 с биохимическими показателями и признаками поражения органов-мишеней у больных АГ с гиперурикемией позволяют персонифицировать прогноз поражения почек у данной категории пациентов.

Литература


1. Chang H.Y., Tung C.W., Lee P.H. et al. Hyperuricemia as an independent risk factor of chronic kidney disease inmiddle-aged and elderly population // Am. J. Med. Sc. – 2010. – Vol. 339. – P. 509–515.
2. Chaudhary K., Malhotra K., Sowers J. et al. Uric Acid – Key Ingredient in the Recipe for Cardiorenal Metabolic Syndrome // Cardiorenal Med. – 2013. – Vol. 3. – P. 208–220.
3. Тареев Е.М., Гипертоническая болезнь. – М.: Медгиз. – 1948.
4. Feig D.I., Kang D., Johnson R. Uric acid and cardiovascular risk // N. Engl. J. Med. –2008. – Vol. 358. – P. 1811–1821.
5. Liu W.C., Hung C.C., Chen S.C., et al. Association of hyperuricemia with renal outcomes, cardiovascular disease, and mortality // Clin. J. Am. Soc. Nephrol. –
2012. – Vol. 7(4). – P. 541–548.
6. Нанчикеева М.Л., Козловская Л.В., Фомин В.В. и др. Клиническое значение определения в моче маркеров эндотелиальной дисфункции и фиброгенеза у больных артериальной гипертензией с поражением почек // Клиническая нефрология. – 2009. – № 4. – С. 54–58.
7. Mazzali M., Kanellis J., Han L. еt al. Hyperuricemia induces a primary arteriolopathy in rats by a blood pressure-independent mechanism // Am. J. Physiol. – 2002. – Vol. 282. – P. F991–F997.
8. Арутюнов Г.П., Оганезова Л.Г. Тубулоинтерстициальный аппарат почки и его поражение при артериальной гипертензии // Клиническая нефрология. – 2011. – № 1. – С. 52–57.
9. Мухин Н.А., Балкаров И.М., Шоничев Д.Г. и др. Формирование артериальной гипертонии при уратном тубулоинтерстициальном нефрите // Тер. арх. – 1999. – № 71(6). – С. 23–27.
10. Viazzi F., Leoncini G., Ratto E. et al. Mild hyperuricemia and subclinical renal damage in untreated primary hypertension // Am. J. Hypertens. – 2007. – Vol. 20(12). – P. 1276–1282.
11. Iseki K., Oshiro S., Tozawa M. et al. Significance of the hyperuricemia on the early detection of renal failurein a cohort of screened subjects // Hypertens. Res. – 2001. – Vol. 24. – P. 691–697.
12. Shan Y., Zhang Q., Liu Z. et al. Prevalence and risk factors associated with chronic kidney disease in adults over 40 years: a population study from Central China // Nephrology (Carlton). – 2010. – Vol. 15(3). – P. 354–361.
13. Satirapoj B., Supasyndh O., Chaiprasert et al. Relationship between serum uric acid levels with chronic kidney disease in a Southeast Asian population // Nephrology (Carlton). – 2010. – Vol. 15(2). – P. 253–258.
14. Khosla U.M., Zharikoff S., Finch J.L. et al. Hyperuricemia induces endothelial dysfunction // Kidney International. – 2005. – Vol. 67. – P. 1739–1742.
15. Wang Y., Bao X. Effects of uric acid on endothelial dysfunction in early chronic kidney disease and its mechanisms // Eur. J. Med. Res. – 2013. – Vol. 18(1). –
P. 26.
16. Zoccali C., Maio R., Mallamaci F. et al. Uric acid and endothelial dysfunction in essential hypertension // J Am Soc Nephrol. – 2006. – Vol. 17. –
P. 1466–1471.
17. Puddu P., Puddu G.M., Cravero E., et al. The relationships among hyperuricemia, endothelial dysfunction, and cardiovascular diseases: Molecular mechanisms and clinical implications // Journal of Cardiology. – 2012. – Vol. 59(3). – P. 235–242.
18. Soltani Z., Rasheed K., Kapusta D.R. et al.: Potential role of uric acid in metabolic syndrome, hypertension, kidney injury, and cardiovascular diseases: is it time for reappraisal? // Curr. Hypertens. Rep. – 2013. – Vol. 15. –
P. 175–181.
19. Mazzali M., Hughes J., Kim Y.G. et al. Elevated uric acid increases blood pressure in the rat by a novel crystal-independent mechanism // Hypertension. –
2001. – Vol. 38(5). – P. 1101–1106.
20. Щербак А.В., Балкаров И.М., Козловская Л.В. Фибринолитическая активность мочи как показатель поражения почек при нарушении обмена мочевой кислоты // Тер. арх. – 2001. – № 73(6). –
С. 34–37.
21. Kosugi T., Nakayama T., Heinig M. et al. Effect of the lowering uric acid in renal disease in the type 2 diabetic adult mice // Am. J. Physiol. Ren. Physiol. –
2009. – Vol. 297(2). – P. F481–F488.
22. Чеботарева Н.В., Бобкова И.Н., Козловская Л.В. Определение экскреции с мочой моноцитарного хемотаксического протеина-1 и трансформирующего фактора роста-β1 у больных хроническим гломерулонефритом как метод оценки процессов фиброгенеза в почке // Клиническая нефрология. – 2010. – № 3. – С. 51–55.


Об авторах / Для корреспонденции


Информация об авторах:
Мухин Н.А. – заведующий кафедрой внутренних, профессиональных болезней и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ, академик РАН, профессор.
Козловская Л.В. – профессор кафедры внутренних, профессиональных болезней и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ, д.м.н.
Фомин В.В. – проректор по лечебной работе, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ
им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ, д.м.н., профессор
Лебедева М.В. – доцент кафедры внутренних, профессиональных болезней
и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ, к.м.н.
Балкаров И.М. – доцент кафедры внутренних, профессиональных болезней
и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ, к.м.н.
Стахова Т.Ю. — аспирант кафедры внутренних, профессиональных болезней и пульмонологии медико-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Первый МГМУ им. И.М. Сеченова» Минздрава РФ; e-mail: tstakhova@mail.ru.


Похожие статьи


Бионика Медиа